Пресса о нас

Марина Бауэр: «Инвалиды — это не то, кем они выглядят» (фрагменты интервью).

Алёна Михайлова, Август 22, 2013

С Мариной Бауэр – тифлокомментатором 1-й категории, поэтом, актрисой, режиссером, преподавателем сценического движения мы поговорили о ее работе с инвалидами.

Наша встреча прошла в московском клубе социокультурной интеграции «Крылья».

Более 2-х часов я наблюдала, как на сцене центра социального обслуживания «Мещанский» репетируют две коротенькие юмористические пьесы. Авторы, актеры и педагоги театра «Крылья» на моих глазах дорабатывали, углубляли, шлифовали отдельные моменты скетча. Три блестящие женщины-педагога – Ольга Каменева, Юлия Рябова-Бореева и режиссёр-педагог Марина Бауэр комментировали каждый жест, каждый миг сценической жизни персонажей, постепенно превращая материал читки в достойный антрепризный номер, чуть ли не цирковой по смелости режиссерских решений. В качестве актёров – обыкновенные люди, как с инвалидностью, так и без. Все работы этого удивительного театра основаны на их личном художественном материале.

По окончании репетиционного процесса я решила поговорить с Мариной, как с приглашенным и независимым экспертом, о том, что происходит в "Крыльях".

- Как преподаватель сценического движения, скажите, по-вашему, насколько выразительно движение людей с ограниченными возможностями на сцене?

- Также выразительно, как и у всех остальных. Движение же существует не отдельно, не само по себе. Оно – выражение неких внутренних состояний, чувств. Всё внутри непрерывно движется - эмоции мысли, чувства; и то, что ты понял или увидел, структурирует твою жизнь, новые события подбрасывают на новую высоту или ставят в ступор. Вот видите, и мы остановились в этот момент разговора. Настолько точно движение выразило слово. Мы сразу же встали, бессознательно, потому что слово очень точное.

И действительно, мы останавливаемся и оборачиваемся в поисках места, где присесть.

- Я заметила, что на репетиции «Крыльев» по движению как раз не было претензий к ребятам, которые играли иностранцев, хотя, казалось бы, внешне там не самая простая ситуация (и коляска, и трудности с речью)…

- Потому что они сами иностранцы (семейная пара –супруг из Новой Зеландии – прим. корр.) – и они убедительны. Но, заметьте, они не «играли», а выполняли конкретные задачи. Люди, которые не имеют базовой театральной подготовки, думают, что нужно что-то изображать, например, как новичок на сегодняшней репетиции. А мы уже выработали общий язык – «что мы живём», конкретно в этом маленьком кусочке, что проживаем, чем мы заняты. Для новичка весомее внутренне будет та часть, где изображают – «вот в этом месте я гляжу на девочку».

- Насколько Вы учитываете "специфику" театра, то, что здесь играют люди с инвалидностью?

- Расскажу, как всё было на самом деле. До «Крыльев» я инвалидов не то, что как артистов, я их вообще не воспринимала. Когда мне сын рассказал, что есть некий хороший театр – половина из участников инвалиды, и вот было бы здорово с ними познакомиться, я ему сказала: «Да, это, конечно, интересно», а внутренне – «Нет, ни за что». Ну и дальше уже мысли никакой не было, но он дал им мой телефон. Ольга (прим. – Ольга Каменева, руководитель клуба социокультурной интеграции «Крылья») мне позвонила. Она была настолько убедительной, что я поехала на встречу, и тут же увидела, что инвалиды – это не то, кем они выглядят. Теперь я с ними работаю – и для меня это не тусовка, а качественный тренинг – хороший и серьезный. Может быть, мне просто сразу повезло, что Ольга настолько разносторонний и богатый человек – помимо филологического образования у нее ещё столько всяких специализаций, а в клубе «Крылья» – и уроки и по сценической речи и по вокалу… С первого же раза я была восхищена, поражена, тут же их полюбила и с удовольствием сюда приезжаю. Да, они не профессиональные актеры, но здесь другая специфика – здесь школа, и это отличная школа и для меня. Её участники – умные, образованные люди и мне приятно открывать им что-то новое.

- Поблажек вы им не даёте, работаете в русле жёсткой режиссуры?

- Это да. Только жёсткой режиссуры, потому что на самом деле общую концепцию даёт Ольга, это её клуб, её детище, её прерогатива, я туда вмешиваться не хочу, могу только что-нибудь предложить, и как правило, она принимает. Последняя Инстанция – Юлия (Рябова-Бореева, администратор сайта клуба и автор текстов и вообще «правая рука» руководителя – прим. корр.). Она очень тонко чувствует и очень правильно.

- А советы с точки зрения как чувствовать себя на сцене, как дышать, им не нужны? Вы на обсуждении сказали, что если Ольга (Каменева) ведёт линию Станиславского, то вы со своей стороны приближаете театр к Михаилу Чехову, с его первичностью движения, жеста.

- Я настаиваю на том, что начинать нужно с тренинга, что психофизический аппарат нужно размять. И упражнения на внимание и другие взрослые настоящие упражнения заставляют их тянуться, что-то делать, и я вижу результат. Одна девушка, например, намного лучше стала говорить - она справляется с ролью Снежной Королевы так, что ее слышно на последнем ряду.

- Со стороны зрителя можно сказать, что здесь спектакль смотрится точно так же, как и любой хороший спектакль другого любительского театра?

- Да, конечно. Мне бы хотелось добиться большей отточенности – репетиций мало, хотя, когда пошли репетиции дважды в неделю результаты сразу появились. Д. очень гибкая и подвижная, хотя была жутко зажата в плане физического движения (Д. – без инвалидности, - прим. корр).

- Как поддерживается команда?

- А команда устаёт обычно от бездействия, здесь они очень активно живут – у них всё время какие-то мероприятия. Что касается «ремесла» - они же не дети, – учатся друг у друга, а когда человек выходит на сцену, он быстрее всё хватает, не повторяет чужих ошибок. Жаль, сегодня не пришли две возрастные наши актрисы, которые умеют радоваться как дети, когда у них что-то новое получается пережить на репетиции, тогда чувствуешь себя Дедом Морозом, и это безумно приятно.

- О людях с инвалидностью сложно писать и даже расспрашивать для интервью, так как есть определенная болевая точка, переходящая в протестную позицию… из-за всего, что до этого писалось в одном и том же ракурсе и ключе… жалостной снисходительности, что ли…

- Трудно выдёргивать отдельные нитки из плетения под названием «жизнь» - тогда вся ткань рвётся. Да, информационная политика – дело тонкое, и больно смотреть как режут по-живому, по живым людям, выкраивая ту или иную «историю». Но я могу понять и СМИ отчасти, ведь до близкого знакомства и у меня было примерно то самое «стандартное» отношение, которое подчас навязывается читателям, и надо быть стойкими в отстаивании своей позиции и индивидуальности.

Главная История Клуба Театр Крылья Литературная студия Изостудия Крылатая черепаха Хорошая компания Мост доверия Мы дружим Мы сотрудничаем Благодарим Пресса о нас ФорумКонтакты